February 2nd, 2009

Цикл статей Сергея Диброва о вакцине «КаКа»

Унесенные «КаКой»

 

Опубликованное на сайте Минздрава Украины «Звернення до медичної спільноти та учасників Науково-практичної конференції «Актуальні питання проведення додаткової імунізації проти кору і краснухи в Україні» являет собой беспрецедентный поток подсознания, равный которому навряд ли удастся найти в недрах «всемирной паутины».

Оставим на совести анонимных членов оргкомитета конференции серьезную тревогу о здоровье литредактора и сотрудников пресс-центра министерства, которую вызывают стилистика, грамматика и логика изложения документа и, минуя вступление, сразу обратимся к выводам. Тем более, что последние, за единственным исключением, никоим образом не связаны с остальным текстом документа.

По поводу так называемых «социологических исследований». Насколько я знаю, проводились малочисленные опросы узких целевых групп (как то: госслужащие, журналисты, врачи, представители общественных организаций). Видел я и соответствующие опросные листы. Остается загадкой, каким образом такие опросы помогли установить уровень готовности к вакцинации общества в целом. Было бы весьма любопытно услышать также мнение социологов: как по результатам обработки подобной анкеты вообще возможно сделать какие-либо практически применимые обобщения.

Что касается вывода о необходимости проведения дополнительной иммунизации, так и просится определение классика сатиры «фраза бессмысленная до гениальности». Безусловно, в любом человеческом обществе можно выделить группы (социальные, профессиональные, возрастные) с высокой восприимчивостью к любым негативным факторам, в частности к инфекционным заболеваниям, в том числе к кори и краснухе. Вот только, какие именно это группы в Украине? Какова их численность, степень риска заболевания, значение в последующем распространении инфекций? Ответы на эти вопросы остаются вне досягаемости авторов обращения.

Если в отношении предыдущего «вывода» справедливо предположить, что авторы текста не знакомы с элементарными эпидемиологическими понятиями, доступными студенту 5 курса медицинского вуза, то вывод о безопасности вакцины своей безаппеляционностью сметает остатки сомнений о наличии у членов оргкомитета даже базового медицинского образования. Еще на 1 курсе ВУЗа будущие медики знакомятся с устоявшимися латинскими словосочетаниями «in vitro» и «in vivo». После этого они уже имеют понятие о том, что те либо иные результаты лабораторных экспериментов не всегда позволяют спрогнозировать комплекс реакций конкретного живого организма на тот либо другой препарат, не говоря уже о последствиях его применения в абсолютно новой разнородной популяции.

А вот заключение об отсутствии причинно-следственной связи между смертью подростка и вакцинацией «КаКой» примечательно тем, что является единственным из выводов, имеющим попытку его обоснования во вступительной части. При этом данное заключение является не выводом комплексной судебно-медицинской экспертизы, а результатом обсуждения на патолого-анатомической конференции – своего рода консенсусом ведущих специалистов различных специальностей, Безусловно, это является крупной вехой в практике посмертной верификации диагнозов.

Ну и, безусловно, эпохальным прорывом в сознании авторов обращения является вывод о необходимости формирования у населения «сознательного отношения». Это, несомненно, настолько крупная веха, что всю данную конференцию целиком можно было бы посвятить её утверждению.

В заключение хотелось бы поинтересоваться у «оргкомитета»: какие мистические силы обеспечивают безупречную сохранность чудодейственной индийской вакцины в холодильниках на бесчисленных ФАПах, амбулаториях и СЭС сельских районов в условиях регулярных отключений электроэнергии?

Борис Панфилов, эпидемиолог, Украина, Крым